Liziel
Volentum ducunt fata

Эпилог

Большой длинный зал с уносящимися вверх колоннами. Тяжелые портьеры свисают с полотка грузными складками и теряются во мраке пола по углам. В зале очень темно, и только холодный лунный свет падает из приоткрытых окон. Но недостатка света я не ощущаю – повсюду стоят люди и держат в руках маленькие свечки с тлеющими рыжими огоньками.
И вдруг я вижу, как люди начинают преклонять колени – один за другим огоньки свечей опускаются и лица склоняются к полу, и тогда я понимаю, что они все обращены в мою сторону. Но нет. Погодите. По правую руку от меня возвышается нечто могучее, очень плотное и густое. Полы его одежды струятся по полу как живые, а за спиной вырастают огромные серые крылья, да только тени падающие от него на портьеры позади шевелятся как самостоятельные. Я приглядываюсь, и различаю знакомый профиль – это же Альвин! Вокруг его головы сияет небесно голубой ореол, а само лицо, будто в насмешку, в свете играющих огней принимает то человеческий лик, то демонический, вытягиваясь длинной черной мордой вперед. Но удивительным образом – его образ не устрашает, как несущий зло, а притягивает, завораживает, как нечто прекрасное и одновременно грозное. И пусть трепещут враги этого существа, а мне дозволено стоять рядом с ним.
А потом мой взгляд устремляется дальше, и я вижу, как в свете свечей стоит по правую руку от Альвина еще один человек. Или нет. Это не свечи, это все его собственный оранжево золотой ореол освещает спокойное волевое лицо. И я узнаю его мгновенно – Энджин. Сам Заместитель во плоти, живой, невредимый! И ничто не сломило его гордую осанку, не помутнел его взгляд. То был человек с фрески в Соборе Святой Матери, и мощная сила огня веяла от него. Живого, теплого, согревающего огня, которому по силу испепелить любого врага, если только тот рискнет сам сунуться наперерез.
И люди со свечами в руках склонились перед нами в пол, и я понимаю, что это тронный зал Нивалиса, единственной столицы, центра Новой Земли.
А затем я открываю глаза и понимаю, что это был всего лишь короткий сон, который сморил меня, пока я ехала в транспорте. Да-да, в тот момент я снова была в пути и на этот раз меня вытащила из дома необходимость провести время с друзьями, ради которых пришлось не просто вылезти из своей домашней берлоги, но и приодеться в лучших женских традициях.
Люди вокруг куда-то спешили, друг другу радостно улыбались, а на меня, хвала богам, никто из них не обращал внимания. Вся эта поездка немного утомила меня, и я решила пару минут посидеть с закрытыми глазами. Как оказалось - не зря. Да только что может значить такой сон? Мастер, а, Мастер? Как же ты вознамерился восстановить то, чего уже уничтожено?


И словно по моему зову в глубине сознания прозвучал отдаленный, но такой реальный голос Альвина, что я вынуждено вновь «выпала» из всего происходящего вокруг.
- А что кажется тебе удивительным, Создатель? – ехидно спросил Мастер.
- Что ты так любезно предоставил мне свою историю и умолчал о том, что собираешься делать, - как в бреду ответила я.
- Что ж… - перед моим мысленным взором Альвин встал с некого кресла и подошел ко мне почти вплотную. - Я говорю – позови меня, и ты зовешь меня. Я говорю – скажи обо мне Слово, и ты говоришь как есть. И я говорю тебе Спасибо. Знай, мое слово – Истина и каждое будто песня звучит сквозь миры, разрывая пространства. Я пою свою песнь, а ты доносишь ее до людей.
Ты не писать, но ты летописец. Сказатель долгой истории, во многом сокрытой и забытой. Мое оружие – меч, твое же – кончик пера, и не важно, что пишешь ты им, очередное ли Слово про меня или новый портрет. Я говорю тебе, что ты видишь все верно, и твое оружие создает и извлекает нас так, как тому полагается.
Я знаю, что моя история во многом схожа с историями, уже ожившими в вашем мире. Но как я сказал однажды – позови меня и услышь правду. Я прошу тебя – расскажи мне историю, которую видишь перед собой, а потом говорю: «Смотри, а ведь это было и у меня». То есть истина, потому что жизнь она как Колесо – рано или поздно обернется и начнется второй круг. У моей истории много совпадений с вашими. Чего только взять Колонны и моих братьев. Но посмотри на моего Отца и ты увидишь тирана, но героя. Такого не было в ваших историях и не знаю, есть ли еще в какой. Я направляю тебя по пути, проложенному такими совпадениями. Ты видишь зрелище, которое я уговариваю тебя посмотреть, а потом вспоминаешь, что это было и у меня. Я говорю об истории крыльев и Белого света. Мира безграничного и наполненного странными существами. Я говорю о жизни за Гранью ибо это слово знакомо тебе уже не раз. А посмотри на моих людей. Тебе они никого не напоминают? Вот беловолосый красавчик, холодный сердцем и острый разумом. Он любит грубить и острить, и его голос точь-в-точь, как голос «того парня с мечом и револьвером Синяя Роза». А мальчик Тавил с чудным именем и миловидной внешностью? Коротенькая стрижка, светлый пушок на щеках, живые и вдохновленные глаза. Он жив, я говорю тебе, до сих пор! Вспомни его и представь хорошенько, кого ты видишь? Мальчик гений, в этом сомнений нет. Дай ему бумагу и чернила – он создаст чертеж, дай материалы – он сделает дельтаплан. Дай ему холст и краски, и я не удивлюсь, если он вернет тебе картину подписанную левой рукой зеркальным шрифтом, потому что правая была занята последними мазками кисти. Такие истории повторяются и такие герои живут во всех мирах.
И, наконец, я говорю тебе – взгляни на этого человека, скажи мне, кого ты видишь. И ты ответишь, нет, не «Гладиатора», а «героя». Дошедшего с честью до конца и пронесшего на плечах знамя победы. Он верен истинному правителю и простой народ ночует с ним бок о бок перед боем, простой народ любит его и готов идти за ним, но Герой отказывается принимать корону, потому что знает как тяжело это бремя и как отдалит она его от семьи.
Скажи мне, кого ты видишь, когда в одиночестве с улыбкой напеваешь: «Лети, лети, Ангел», и я скажу тебе, что ты слышишь его голос правильно. Все верно и глаза, его с шоколадно-медовым отливом еще увидят свет в ближайшие дни.
Я говорю тебе также, что есть и другие люди, знающие нашу историю. Волны событий доносятся и до них, как пух разлетевшийся от тополя в разные стороны. И я прошу искать таких людей, потому что они тоже несут Истинное слово и их песнь лишь малая частица цельной истории. Без них наш рассказ вышел бы куцым и однобоким, потому как мои глаза не могли быть всюду одновременно.
И последнее я говорю, что, когда Слово будет донесено, мое имя будет звучать на устах твоего народа и пронесется через время. Люди развеют историю по миру и нужные крупицы донесутся до тех, кто это действительно должен услышать, а пока - мы будем продолжать искать. Наши поиски обязательно будут завершены, потому что близок час, когда мы найдем каждого потерянного и вернемся, чтобы восстановить то, что Истинно. То, что было и чему суждено стать. Мы найдем всех здесь и восстановим наш потерянный клан.
Кто-то легонько толкнул меня, и я едва «вынырнула» из пучины подсознания, куда так любезно затянул меня Мастер. Вымученно я изобразила свое привычное спокойное выражение лица, дабы не демонстрировать всем свой крайне задумчивый вид. Однако, мысли вновь поглотили меня.
Ну почему ты так прав, Мастер. Почему ты все знаешь. Ты же знаешь, какие сны мне снятся и какие мысли посещают. Ты напоминаешь мне об этом бесконечно, подсовывая воспоминания одни за другими, беспощадно заставляя меня думать. А затем улыбаешься, глядя на то, как я пою и рисую. И теперь ты заявляешь, что так нужно. Что это часть плана. Ты жесток, Мастер. Потому что, втянув в историю, заставляешь идти по ней, по тобою проложенной тропе. И ты ведешь меня… куда-то.
…А вот я и приехала к месту назначенной встречи. Где мне сулило провести с друзьями время и попросту отдохнуть от таких «утомительных» дней. Где нужно было со всеми веселиться, смеяться, изображать радость и улыбаться сквозь тоску.
Повеяло прохладой, и будто ледяной взгляд скользнул по мне. Задержался, а потом тут же исчез, как взмах крыла. Такого, очень белого, небольшого крыла, от которого дохнуло свежестью.
Кэрол?!
- Друзья приходят на помощь, когда надо потянуть время, да? – с милой улыбкой встретил меня опять Альвин.
- Что ты ту делаешь? – прошипела я на него раздраженно.
- Развлекаюсь. Разве не видно, - черный дух сделал какое-то едва уловимое движение ладонью, и время потекло вокруг крайне медленно. Ноги проходящих мимо людей казалось, и вовсе зависли в воздухе.
- Нет, я спрашиваю у тебя, какова твоя цель здесь, - я мысленно указала пальцем в землю. Мое тело тоже замерло и двигалось куда-то само по себе. Очевидно, вслед моим попутчикам, как раз заходящим в двери ресторана. – На этой планете. Рядом со мной. Почему я?
- А вот это, - Альвин стал резко очень серьезен, – правильный вопрос.
Он быстро очутился рядом со мной и поднял обе руки к моему лицу.
- Закрой глаза, - попросил он.
- Что ты собираешься делать?! – я не могла сопротивляться, и ощутила только, как его мягкие ладони накрыли мои глаза, но вместо этого я не очутилась во тьме, а наоборот множество красок закружилось вокруг меня, как это бывало во сне.
- Смотри и запоминай, - говорил Альвин, пока вокруг мен кружился калейдоскоп красок. - Ты увидишь то, о чем я еще никогда не говорил. Я покажу тебе то, что скрыто. То, что я успел сделать незадолго до ухода.


Серые стены выросли впереди и по бокам. Альвин стоял перед дверью в Святилище, вдалеке от всех стражников. Его рука поднялась к двери, но затем он торопливо обернулся и окликнул Энджина, уже спустившегося на пару ступеней. Альвин уже попрощался с Заместителем, но последнее слово, последнее наставление – должен был донести до него.
Со стороны выглядело, будто Альвин подошел и напоследок положил руку на плечо обернувшегося Энджина, но их диалог, мысленный, тайный, не мог услышать больше никто.
— Слушай меня, друг мой, - Альвин склонил голову. - У меня мало времени, но я должен предупредить тебя.
— Какие-то проблемы? – удивился Энджин. Вроде бы все, что могли они успели сказать друг другу.
— Слушай и не перебивай. Возможно, я уже не выйду из Зала. Возможно, ты меня больше никогда не услышишь. Я чувствую беду, несмотря на весь продуманный план.
— Мастер!
— Молчи, - ладонь Альвина стиснула одеяние на плече друга. - Если со мной что-то случится, ты будешь следующий, кто попадет под удар. Ты не успеешь скрыться и спастись. Они все равно схватят тебя. Но ты успеешь предупредить клан. Ты подашь им сигнал об опасности, бросишь клич, передашь немедленно мое послание об эвакуации. Бесполезно оказывать сопротивление. Единственная задача — выжить.
— Хорошо, Мастер, - рука Энджина легла на плечо Лорда, а сам он смиренно улыбнулся, будто обещая «все будет хорошо», но зная, что это не так.
— Это не все, - покачал головой Альвин. - Они попытаются убить тебя. Если так — значит все кончено. И если тебя убьют — не сопротивляйся. Прими смерть с легкостью. Ни в коем случае не желай возвращения ради отмщения.
— Почему? – было искренне изумление. Как же он хотел этой мести! Жаждал расплаты и даже сейчас готов был ринуться в бой против стражи. Но нельзя. Нет…
— Потому что ты не должен вернуться в этот мир. Ты примешь смерть и уйдешь в иной мир, куда тебя проведут. Там ты вернешься к жизни, без памяти, новым человеком. И уже там — я найду тебя. Ты понимаешь? Я обещаю. Я найду тебя.
Ладонь Альвина скользнула на шею Энджина, готовая вот-вот обнять его последний раз за сегодня.
— Но как я узнаю, в какой мир мне идти?! - ох какой правильный вопрос. Действительно. Как?
— Тебя позовут. Я обещаю, - ответил Альвин. - Я знаю, как сделать это.
— Мастер. Последнее слово.
— Да? – А ведь он хотел сказать «нет», потому что чувствовал, когда нужно вовремя прервать разговор, чтобы не допустить эмоциям выплеснуться наружу. Никаких последних слов. Никаких прощаний. Ни в коем случае, иначе все может пойти коту под хвост и не хватало еще Первому Лорду разрыдаться перед Советом! И все же, он ответил «да».
— Если все так, как ты говоришь…- Энджин опустил глаза, понимая, что сам вновь подступил к грани. - Найди меня. Верни память и я обещаю, что словом данным мною в начале нашего пути, я помогу тебе во всем.
И его ладонь легла на сердце в том самом тонком и порой понятном только двоим жесте. Безмолвно мелькнула между ними мысль: «Я всегда с тобой всей душой». И Альвин не мог не ответить на этот жест.
— Да будет так, - сказал он, опуская руку от сердца и отстраняясь, так и не обняв друга напоследок.

Я обнаружила, что время почти вернулось к своему нормальному течению, и быстро взяла вновь контроль над своим телом, чтобы не споткнуться.
Так вот, что ты сделал Мастер! Вот она твоя сыгранная партия! Ты наказал ему принять смерть со спокойной душой, и ты знал, что только так он сможет возродиться в новом теле! Как и все остальные, в твоем клане. Только чистые, не оскверненные жаждой мести души смогут возродиться, и ты сможешь найти их, потому что ты знаешь, как они звучат, ты слышишь их и чуешь за версту. Вот кого ты высматривал по вечерам в окне, вот куда улетал ты на несколько суток. Ты все еще ищешь их, Мастер! Души, принявшие очищение смертью, как и ты сам. Но только ты выбрал форму Духа, потому что так будут эффективнее твои поиски, а люди, затерянные среди нас, те, кто и не подозревает, что причастен к твоей истории – они живы. И ты провел их сюда в наш мир!
- Нет, это сделал не я, - ответил Альвин, следуя за мной. – А ты. Ты вызвала их всех сюда, вместила их память в людей, и теперь эти люди живут среди твоего народа. Ты – художник, расписавший фресками Собор, ты – глаза ночи, открывшие мне воспоминание к жизни на краю миров. Тебе дано право написать то, как будет протекать наша жизнь и ты в силах вернуть меня обратно одним лишь словом, так же как протянула алую ленту, чтобы я вспомнил себя во Тьме. Так же как и портрет был лишь первой частью, так и мое имя открыло тебе наш мир. Ты спрашивала для чего я здесь. Я отвечу. Я здесь для того, чтобы вовремя попросить тебя об одном.
- О чем же, Мастер? – мои ноги едва не подкашивались от накатившей слабости и бури воспоминаний, роем закружившихся в голове. – Что ты хочешь сейчас?
- Чтоб ты обернулась.
Сердце замерло, а потом, гулко ухнув, упало к пяткам и разбилось вдребезги, когда я оборачивалась и уже знала, что должна увидеть. Черный и Белый дух сошлись за моей спиной, и знакомая прохлада коснулась моего сознания. Но вслед за этим, когда я увидела, когда поняла, что зрение не обманывает меня, сердце зажглось во мне язычком пламени, и все ледяное оцепенение тут же было растоплено… человеком. Простым, но таким знакомым человеком, поднявшим на меня взгляд. И эти карие глаза с золотым медовым отливом, невероятно теплые и живые, как огоньки свеч, смотрели на меня. И я узнала в них свою картину. И эта картина ожила.

@темы: Тиамонд