Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:05 

История Белого Ястреба, Глава 4

Liziel
Volentum ducunt fata

Глава 4

— Подъем! Тревога! Аврал! Паника! — заорали у меня над ухом.
Я как штырь вскочила с кровати и огляделась.
— Ты чего орешь, убогий?! — возмущенно и еще сонно вопросила я.
Белый сидел в кресле, по-турецки сложив ноги и обхватив тонкие лодыжки руками. Вся его поза, коварная улыбочка и бодрый веселый вид говорил, что сидеть он так намерен до посинения и будет орать дальше, если я опять лягу спать.
— Ну и чего ты добился? — уперев руки в бока грозно спросила я.
— Того, что ты раньше встала и раньше займешься делом, — ответил мой личный капитан-очевидность.
— Да ты просто гений, — ворчливо бросила я и посмотрела на часы. Электроника пробила восемь утра.
Угрюмо зевнув, я покорно поплелась на кухню готовить свой любимый кофе и просыпаться дальше.
Через полчаса я чувствовала себя намного яснее.
— Вещай давай, несчастье ты наше, — бросила я через плечо, приготовившись слушать.
— Сегодня поговорим о моих друзьях и исследованиях, — довольный заявил парень.

***

С лихвой отметив свое столетие, Кэрол стал чувствовать себя полноправным начальником разведки. И так сложилось, что девушка, знакомая ему еще с юношеских лет, попала под его руководство.
Фиара стала разведчиком, и за хорошую работу была награждена третьим рангом, как когда-то давно эта честь выпадала Кэролу. Сам парень был уже абсолютно равнодушен к ней и гонял на задания по миру наравне с остальными. Но обида в нем проснулась тогда, когда девушка в результате своих индивидуальных вылазок в деревни, подцепила себе молодого веселого парня. Ясного как свет божий. Наивного, как полевой цветок. И простого, как медяк.
Парня звали Сераф, и под ответственность Фиары он был принят в клан, обращен ею в вампира и сделан законным мужем. Кэрол был в тихом недоумении от такой поспешной выходки. Когда же Фиара обратилась к нему с просьбой принять парня в разведку, у Кэрола и вовсе проснулась ревность, и он вспылил.
— Даже и не думай! Я не приму этого оболтуса в свои ряды, — уперся Кэрол.
— Я думала, что мы друзья. Так сделай же одолжение, — умоляюще, но гордо просила Фиара, стоя смирно перед Кэролом.
— Мы были друзьями до тех пор, пока ты меня не отвергла, — ровным, почти безразличным тоном ответил он, заходя девушке за спину. — Но сейчас я твой глава.
Рука Кэрола потянулась к волосам девушки и слабо коснулась шелковистых золотых прядей. Тут же парню в голову пришла картинка, как точно так же эти волосы недавно гладил ее молодой супруг. «Щенок», — невольно презренно поправил себя Кэрол и, словно обжегшись, резко убрал руку.
— У тебя черное сердце, — сдержанно прошептала девушка, величественно повернув голову набок. Ее изящная лебединая шея так и притягивала волнительный взгляд.
— Спасибо за комплимент, дорогая, — с едкой улыбкой прошептал ей на ухо Кэрол.
Парень подошел так близко, что ощутил тепло, исходящее от ее тела и почувствовал закипающую в ней злость.
— Разрешите идти, господин? — с болью сквозь зубы прошипела она.
— Разрешаю, — ядовито ответил Кэрол.

Из-за своего скверного характера Кэрол долго оставался в клане без друзей. Общение с подчиненными он сводил к минимуму. Терпимо к нему относились лишь несколько элитников. И только Альвин с Энджином по понятным причинам были ему ближе всех. Но первый всегда был занят своими делами и оставался для Кэрола загадкой. А от второго чаще слышались замечания и упреки в духе «где ты пропадал столько недель» и «да когда же ты уедешь и дашь мне отдохнуть».
Энджин даже предложил Кэролу купить отдельный дом, на что парень буквально упал к ногам, вцепился в ботинок и не отпускал, пока не вымолил разрешения остаться. К слову сказать, Энджин сдался лишь потому что устал балансировать на одной ноге, пытаясь безрезультатно выдернуть вторую из удивительно цепких лап сына.
Что касается друга, Кэрол и представить себе не мог, что однажды увиденный _в небе_ человек, впоследствии станет его верным товарищем. А произошло это при следующих обстоятельствах.
В ветреный мрачный весенний день Кэрол сидел на скамейке недалеко от Дворца и мирно дремал. Заняв собой всю скамейку, парень разложил руки в стороны по спинке и сложил ногу на ногу. Его голова была расслабленно откинула назад, в зубах торчала длинная травинка, а большие глаза были блаженно закрыты. На краю скамейки на спинке нахохлившись сидел ястреб и чутко дремал вместе с хозяином. От всей этой картины так и веяло умиротворением и абсолютной удовлетворенностью жизнью.
Но вдруг что-то неожиданное донеслось со стороны Дворца.
Ястреб вздрогнул и недовольно уставился круглыми фонарями янтарных глаз наверх. Кэрол прислушался, но не прореагировал.
Звук стал нарастать и вот уже отчетливый вопль слышался откуда-то сверху, и он приближался с пугающей скоростью…
Кэрол удивленно распахнул глаза, и высоко в небе над ним пронеслось нечто огромное, орущее человеческим голосом. Застыв, Кэрол ошарашено вскинув бровь, и потрясенно проследил взглядом за этим… существом.
А оно пронеслось дальше на большой высоте над городом и, заложив в районе ворот крутой вираж, сманеврировало и метнулось к земле. Дальше, Кэрол уже просто не видел.
— Что это было?! — как громом пораженный проговорил Кэрол, и, отойдя от ступора, удивленно повернулся к ястребу.
Птица издала недовольный клекот и словно бы ничего не видела, вновь устроилась удобней на спинке и задремала, как бы говоря: «отстань, я сплю дальше, чего и тебе советую».

Через неделю Альвин как всегда неожиданно вызвал Кэрола к себе. Позвав парня прогуляться по саду, он добавил, что ожидает к себе еще одного гостя. Эта новость Кэрола немного удивила, но он не подал вида.
В это время года в саду пышно цвела сирень. Роскошные цветки большими гроздьями свисали с веток и издавали чудесный нежный запах. Лорд прошел с Кэролом в беседку, со всех сторон закрытую густыми раскидистыми деревьями. От сочной зелени и сиреневых красок всех оттенков рябило в глазах. Здесь были и темные цветки, и почти белые. Мягко покачиваясь под дуновением легкого ветерка, они одурманивали сладковатым ароматом. Это было чудесное место для уединения, как думал Кэрол.
И пока юноша наслаждался запахом, звуком ветра, ласкающим древесные кроны и пением самых разнообразных пташек, Лорд встретил своего гостя и провел внутрь беседки. Кэрол неохотно повернулся на звук шагов, уже чуя запах человека.
Парень, который зашел в беседку выглядел, мягко говоря, растерянно и забито. Лучше сказать, что он смотрел на Альвина, как на явившегося во плоти бога — рот открыт, глаза горят, но вид такой, будто он видел Лорда не первый раз, а сейчас с ужасом понял, кто перед ним предстал.
Сам же парень показался Кэролу чудаковатым. Соломенные тонкие волосы обросшими космами чуть-чуть не доставали до плеч, а спереди были подстрижены в челку. Козлиная бородка темной полоской спускалась по подбородку, а широкие брови еще больше подчеркивали округлые пытливые глаза.
На вид парню было немного больше двадцати. Одет в простецкие полусапоги, заношенные брюки из невнятной коричневой ткани, такой же по истрепанности жилет и белую рубаху с широкими руками и оборками, ставшую почему-то модной у людей этого поколения.
— Тавил, — мягко обратился к нему Альвин, и парень вздрогнул, как от удара хлыстом, — разреши представить, это Кэрол, мой начальник разведки. Меня ты уже встречал. Извини, правда, что представился тебе прошлый раз простым дозорным.
— Милорд! Если бы я знал, что это вы, точнее, что вы — это Лорд… — затараторил Тавил, так что Кэрол пока ничего не понимал. — Я бы сразу послушался вашего приказа. Я бы не стал так долго настраиваться. Я бы прыгнул сразу.
— Но зато ты прыгнул сам, и я тебя почти не уговаривал, — довольный сказал Альвин.
— Но я бы прыгнул быстрее…
— Погоди, — прервал его озадаченный Кэрол, помотал головой и поднял ладони. — Прыгнул… куда?!
— С башни, — ответил Тавил смущенно. — Смотровой. Вниз. На тканевых крыльях…
До Кэрола стало постепенно доходить.
— Так это ты над Нивалисом на той фанере пролетал?! — все еще не веря, воскликнул Кэрол.
Тавил смущенно улыбнулся и покраснел.
Кэрол надолго замолчал, перекошенный от удивления.
В разговор вернулся Альвин.
— Иными словами, испытание ты прошел успешно и достоин стать одним из нас. Как, кстати, эти крылья при приземлении?
Тавил потупил взгляд.
— Вдребезги…
— Жаль, — опечалился Альвин. — Даже завидую теперь. Ладно, построишь еще. Времени будет много.
После чего Лорд протянул Тавилу руку. Парень помедлил всего лишь миг, а потом сделал шаг навстречу вампиру.
— Я даю тебе Темный Дар, и отныне ты будешь подчиняться мне. Твоя жизнь будет принадлежать мне. И твоя сила будет произростать от меня, — сказал Мастер и приблизился к шее парня.
Давным давно, когда Кэрол был еще ребенком, Энджин объяснял ему саму суть Темного Дара. Это было не проклятье, и вовсе не магия. Весь секрет был в особом вирусе, живущем в симбиозе с человеческим телом. Он поражал всю внутреннюю систему человека, с годами изменял структуру тела, открывал многие способности организма. Энджин не уставал повторять, что какой бы нечистью не считали вампиров люди, они всегда как были, так и остаются живыми существами. Более того — зараженные стали новой расой.
Вирус поражал организм и делал его сильнее, для того, чтобы выжил носитель. Но как плата за эти способности, болезнь требовала потребления колоссального количества энергии. И не было энергии «чище» и «доступнее», чем кровь других существ. Организм вампиров мог переваривать и мясо, он нуждался в нем для восстановления резервов, но не часто. Для поддержания жизни разным вампирам требовалось разное количество крови, и чем старше был вампир, тем больше силы было накоплено в его организме, и тем меньше он испытывал голод.
Но самое странное было то, что мало кто достоверно знал, откуда появился впервые этот вирус. И как удалось вампирам заставить его мутировать в сторону выработки иммунитета к основным раздражителям: солнцу и воде?
Некоторые загадки мучили Кэрола и по сей день, и он не терял надежды однажды найти ответы на древние вопросы. Возможно, узнав как появились вампиры, он сможет поделиться этой информацией с остальными? Раскрыть им глаза, и тогда люди, устраивающие бунты, наконец, смирятся с расой вампиров?
Тем временем Альвин подводил ритуал обращения к завершению. Он ослабил Тавила, забрав немного его крови, укрепил с ним связь, и теперь поил его своею из запястья. Старый ритуал никогда не менялся, и было в этом постоянстве, что-то таинственное и нерушимое. Так было всегда и будет, до тех пор, пока жив хотя бы один вампир. И ритуал обращения всегда будет одинаков.
Потом, дав Тавилу напиться, Лорд как невесомого легко опустил парня на скамейку и оставил приходить в сознание. Процесс перестраивания организма мог занять от десятка минут до нескольких часов. Но Лорду виднее знать, когда очнется его новый «сын».
— А меня ты позвал, чтобы скрасить свое одиночество в ожидании? — протянул Кэрол, глядя на спину Мастера.
— Почти, — мягко ответил он, плавно обернулся и сел на соседнюю скамью, расправив полы длинного до щиколоток небесно голубого балахона. — Но у меня есть еще что обсудить.
Кэрол неторопливо зашел Альвину за спину, опустил свои ладони ему на плечи и стал осторожно разминать их. Напряженная и твердая, как камень, спина Лорда вскоре расслабилась, и старший вампир блаженно зажмурился.
По телосложению Альвин был немного меньше Энджина, выглядел моложе и был не сильно мускулистым. Как-то Кэролу довелось увидеть его во всей красе на тренировках. Мастер не любил лишнее облачение, и поэтому часто во время занятий в тренировочном зале оголялся по пояс и просто получал удовольствие от легкости. И вот как-то тогда Кэрола очень удивило его тело - идеальное, с бледной гладкой кожей, отчетливым рельефом мышц и без единого изъяна. Ни одного шрама. Ни единой родинки. Будто он был создан искусственно как эталон – прекрасный и изящный. Кэрол не мог поверить в то, что его Лорд вырос таким с рождения. Существа, подобные ему, не рождаются просто так. Они приходят в мир иначе — уже совершенными и с первых дней божественно чудесными.
«Кем же ты был, мой дорогой Лорд,— не переставал задаваться вопросом Кэрол. — Что ты такое, что так сводишь людей с ума, заставляешь от одного взгляда на тебя падать ниц и сражаешь всех своей внутренней необъяснимой силой».
Казалось, что Альвин слышал эти вопросы и хитро улыбался с закрытыми глазами, наслаждаясь обстановкой. Тихое щебетание птиц, шелест ветра, причесывающего листву, дурманящий нежный запах сирени и крепкие ладони, массирующие плечи. Один из старейших, почти обожествленных Лордов также имел право на минутку отдыха.
— Кэрол, — спросил Альвин через некоторое время. — Мне надо, чтобы ты был готов вскоре вновь отправиться к Пределу.
— Как скажешь, Мастер, — ответил юноша. — Еще раз проверить обстановку или незаконно вывезти очередную зверушку?
— Нет, вывозить никого не надо, — ровным тоном заявил Лорд. — Но мне нужно контролировать то, что там происходит. А так же то, что происходит за Пределом.
— Люди… — понимающе протянул Кэрол.
— Именно.
Плавным движением плеч Мастер освободился от рук парня, и откинулся назад на спинку скамьи. Кэрол, поняв тонкий намек, отошел чуть вбок и облокотился на скамейку, оказавшись с Альвином почти на одном уровне.
— А еще мне надо, чтобы по дороге ты устранил одного вампира-разведчика, — столь же спокойно сказал Альвин.
— Чей он? — поинтересовался Кэрол.
— Паркеса.
Кэрол тут же понял о каком вампире могла идти речь. Дело в том, что у этого клана по жизни не было хороших разведчиков. А у Лорда с этим братом было много старых счетов…
— Устранить как всегда тихо или подстроить нападение людей? — с коварной улыбочкой спросил Кэрол.
— Лучше тихо. Это ему урок за старое, и брат будет зол на меня, конечно. Но он поймет.
— Значит, прокрасться в Предел через земли одного Лорда, уничтожить разведчика другого. Такой список незаконных дел мне по душе, — просиял в предвкушении парень.
— Помни — никому ни слова, — настоятельно сказал Альвин. — Даже Отцу.
— Само собой, — кивнул Кэрол. — Но вейновцы меня, похоже, уже ненавидят. Они знают, что я к ним часто наведываюсь в Предел, шарюсь поблизости от столицы. Они чуят меня, но поймать не могут.
— Не подходи близко к столице, — Альвин напряженно свел брови. — Иначе мой брат озвереет и спустит на тебя своего помощника. Я бы не хотел, чтобы за тобой гонялся сам Морлок.
— Да он уже… — весело хохотнул Кэрол.
— Что ты сказал? — вампир дернулся, тут же отстранился и повернул голову вполоборота.
— Я видел эту машину-для-убийств издалека, — со вздохом признался Кэрол. — Мрачный тип, от которого веет тьмой и дорогим табаком. Он потрясающая ищейка и еще лучший убийца. Беспощадный и хладнокровный. Но твой брат просчитался, потому что я умею скрываться лучше, чем Морлок умеет искать.
— Тогда я отменяю тебе пока поход в Предел, — отсек рукой в воздухе Альвин. — До тех пор, пока брат не запрет своего пса обратно в замок.
— Ну уж нет, мой Лорд. Я лучше схожу, — самодовольно протянул юноша, выпрямившись и сложив руки на груди. — Его преследование мне только добавляет больше азарта. Не бойся, я его чую за версту.
— Они могли запомнить твою птицу. К ним ни одна живая душа не залетит по собственной воле. Тем более ястреб. И тем более белый!
— Предлагаешь сменить окрас? — нахмурился Кэрол. — Нет-нет. Я только недавно забрал ее из гнезда и обучил. Моя прошлая девочка храбро погибла в бою.
— Кэрол…— Лорд повернулся на скамейке и пронзительно посмотрел в глаза парню, — ты слишком бросаешься в глаза. Особенно оставаясь таким принципиальным.
— Пусть, — вольнодумно и мечтательно заявил он. — Зато они будут знать меня.
— Не глупи, — холодным резким тоном ответил Альвин, сдерживая порыв юноши. — Ты не на той должности, чтобы тебя знал весь мир.
— Они меня знают, но никогда не могут найти, — развел руками Кэрол, как бы извиняясь за сказанное, — Поверь, мой Лорд, меня не сможет найти даже десяток таких, как Морлок.
— Но если на поиски выйдет мой брат — ты пропал, — о хорошем настроении Лорда можно было забыть.
— Альвин. Кто из вас сильнее? — вдруг спросил Кэрол, пристально следя за реакцией. — Ты или твой могущественный всеслышащий брат Тарэн?
Вопрос лишь на долю секунды поверг Лорда в замешательство.
— Я лучший телепат, чем он, если ты об этом, — не сводя взгляда с парня, аккуратно подобрал слова Альвин. — Но он больше специализируется на поиске, в то время как я на воздействии.
Кэрол хитро прищурился, пригрозил указательным пальцем и напыщенно изрек:
— Значит, когда-нибудь ты узнаешь, что я могу нечто такое, что даже тебе не удастся найти меня во всем мире.
— О чем ты? — насторожился Альвин.
— Пока рано. Я не могу этого сказать, — покачал головой парень и отвел взгляд в сторону.
— Не заставляй меня спрашивать тебя по нескольку раз, — с напором сказал Лорд.
— Мастер, не надо, — попросил подавленно парень и понял, что пора было уходить от ответа уже в прямом смысле.
Обойдя скамейку Лорда, Кэрол успел сделать несколько шагов по направлению к выходу из беседки. Но голос Альвина будто пригвоздил его к месту.
— Отвечай, — твердо прозвучало за спиной.
— Нет, — столь же решительно ответил Кэрол.
Обстановка стала накаляться, и юноша понял, что без ответа его не выпустят. Мастер не делал ничего, лишь смотрел в спину своему разведчику, но простой взгляд сковывал по рукам и ногам, если он того хотел. А Лорд захотел добиться ответа.
Взгляд Кэрола случайно упал на парня, лежащего на скамейке. Глаза под плотно зажмуренными веками вращались, дыхание становилось глубже и чаще. Было ясно, что вскоре Тавил придет в себя и, возможно, сейчас он уже в состоянии слышать. Нет! Не сейчас. Рано!
Кэрол потянулся сознанием к парню, мгновенно нащупал нить его разума и, потянул за нее, как морской хищник, утаскивающий свою жертву на дно в пучину и не дающий ей всплыть. Тавил вздрогнул, сделал глубокий вдох и провалился чуть глубже в беспамятство. А Кэрол получил еще пару минут на объяснение.
Альвин все еще буравил его спину взглядом и, похоже, не заметил мысленных манипуляций разведчика.
— Ты не должен знать, — с тяжелым вздохом ответил в итоге Кэрол и обернулся.
— Почему? — сурово спросил Мастер.
— Потому что это тайна. Это важно! — умоляюще воскликнул парень.
— От меня у тебя не должно быть тайн, — отчеканил Альвин. — Я твой Лорд. И я приказываю тебе рассказать. Иначе я вынужден буду достать это из тебя силой. А твой ярый отказ еще больше заставляет меня насторожиться.
— Ты не должен этого знать, потому что…— Кэрол на миг остановился, и все же решился выдать все, как есть. — Потому что это будет твое алиби! Если я совершу ошибку, облажаюсь хоть в чем-нибудь, на меня объявят охоту. Тебя будут заставлять выдать меня, так же, как фрэнцы заставили выдать Отца! Ты думаешь, что я не знал? — глядя в расширившиеся от удивления глаза Мастера, сказал разведчик. — Я все знал, я был там, недалеко от столбов. Закрыт для всего мира так, что даже Отец не почуял меня на расстоянии ста метров. Мне было жутко и больно. И мне стоило огромных трудов удержать себя от того, чтобы кинуться и заслонить его собой. Я понял, что вы не хотели, чтобы я этого увидел. Не дурак. Но извини, я сказал это тебе сейчас, но прошу — не говори Отцу. У него вновь душа за меня разболится. Так вот, возвращаясь к моей тайне, я _не хочу_, чтобы ты и он страдали так же из-за меня. Если меня приговорят к этим столбам. Или если мне подпишут смертный приговор. Я занимаюсь такими делами, что по суду Империи заслужил минимум с десяток смертных казней, и если хоть одному Лорду придет в голову меня обвинить, ты обязан будешь меня выдать. Ведь так?
— Я тебя спрячу, — твердо сказал Мастер.
— И сам попадешь под удар Императора, — продолжил мигом Кэрол. — Нет уж, мой дорогой Лорд. Свою вину я оставлю на себе. И если придет необходимость, я спрячусь так глубоко, что даже ты не найдешь меня. Даже Император. И лучше тебе не знать, как я это сделаю. Иначе пытать будут тебя!
— Как знаешь, — уже спокойней и немного уставше ответил Лорд. — Но ты прав. Я втянул тебя в слишком опасные дела.
— Без опасностей моя жизнь была бы скучна, — весело улыбнулся Кэрол.
Альвин бросил на него взгляд исподлобья.
— И не надо намекать на мое затворничество во Дворце.
— Ни в коем случае! — замахал руками перед собой парень.
— Мир свидетель, я своих опасностей навидался на десять твоих жизней… — мрачно пояснил Лорд.
Кэрол вновь понимающе улыбнулся и сдержался от комментариев. Но потом вспомнил кое-что и заявил пространно:
— Кстати.. тут твой подопечный вроде просыпался.
— Когда?! — изумился Альвин и даже вскочил с места.
— Минуты две назад… — пожал плечами Кэрол. — Я его малость погрузил в сон опять.. чтобы не мешал.
Лорд мигом очутился рядом с Тавилом и положил ему свою ладонь на лоб.
— Что ты наделал! — зашипел на Кэрола Мастер.
— Я же не убил его, — тут же в опаске сжался парень. — Или..?
— Нет, он жив, — ответил Альвин резко, и бегло осматривал взглядом лежащего парня, — Но последствия могли начаться серьезные.
В следующую секунду Лорд вновь положил ладонь на лицо Тавила и подушечки пальцев вампира легли юноше на закрытые веки. Казалось, что не происходило ничего, но вдруг Тавил судорожно глубоко вздохнул, будто вырвавшийся на воздух утопающий и с ужасом распахнул ошалелые золотые глаза.
— Ты слышишь меня? — встревожено спросил Альвин, положа руку на плечо парню и помогая ему сесть. — Как самочувствие? Тавил?
— Плохо, — просипел он и схватился за шею.
— Что ты чувствуешь? Дай мне проверить, — Лорд положил ему пальцы на виски и немного приподнял голову.
— Почему тут так мутно? — спросил вдруг Тавил.
— Здесь не мутно, — настороженно ответил Альвин и заглянул в глаза парню.
— Тогда почему я вижу хуже? — с легкой паникой в голосе проговорил новообращенный.
Не говоря ни слова, Альвин повернулся к Кэролу и испепеляющим взглядом уставился на него.
— Хочешь сказать, что это моя вина?! — воскликнул в ужасе разведчик.
— Да уж не моя точно, — негодующе скривился Лорд.
— Какая вина? — тихо спросил Тавил.
— Я же не знал, что так опасно вмешиваться! — оправдывался Кэрол, отступая назад.
— Это был сложный процесс, затрагивающий все состояние, неужели тебе не пришло в голову подумать? — возмущался Альвин.
— Да что, раздери вас Великие, тут происходит!? — перекричал обоих сразу Тавил.
Лорд, буравя Кэрола взглядом, сделал глубокий вздох и мигом успокоился. Вернувшись к парню, он объяснил мягко, успокаивающим тоном.
— Все в порядке, изменение организма прошло успешно, внутреннее состояние в норме. Ты утверждаешь, что раньше зрение у тебя было лучше?
— Да, — дрожа от перенапряжения ответил Тавил. — Но вы обещали, что все будет еще лучше.
— Я знаю, — ровным тоном говорил Мастер, снимая волнение парня. — Но такое случается порой. Это может быть ненадолго. Либо незначительное ухудшение при солнечном свете. Не бойся. Я, возможно, смогу это исправить.
А затем взяв Тавила под руку, Лорд повел его к выходу из беседки. Проходя мимо угнетенного Кэрола, он бросил на него упрекающий недовольный взгляд. Разведчик виновато склонил голову.
— Отправляйся по делам, которые я тебе озвучил, — порекомендовал Лорд тихо. — Завтра я покажу тебе, кого искать в землях Паркеса.
Кэрол покорно кивнул и с жалостью проводил взглядом, уводимого под руку Тавила. Это была первая в жизни ошибка молодого разведчика, и как никогда раньше — он чувствовал себя страшно виноватым.

***



— Но кто же знал, что твои действия будут иметь последствия! — попыталась я вступиться за парня.
— Я должен был сам догадаться, что мои грубые действия могут оказать пагубное последствие.
— И что же было дальше?
— Ты не поверишь, — печально улыбнулся дух. — Я стал не только ощущать себя виноватым, но и немного обязанным ему. И я сделал попытку загладить свою вину. Я узнал, где он жил и наведался в гости. К моему удивлению, Тавил не держал на меня зла. Он был какой-то пока безропотный, хилый как юнец. В сравнении со мной, разменявшим сотню, очерствевшим и убившем по заказу Лорда не один десяток вампиров.
— Разреши уточнить, — недоуменно остановила его я. — Ведь убийство вампира было серьезно наказуемо. В случае нападения — тебе грозила смертная казнь.
— Но в случае удачной самообороны, повлекшей за собой убийство — ничего, — хитро ответил парень. — Либо, если смерть вампира наступала из-за несчастного случая. У нас был опасный мир, с кучей хищных животных и озверевших людей-Охотников. Вампира могло застать врасплох солнце или гроза. Вариантов создания себе отмазы было множество. К тому же — из погибшего невозможно извлечь память, так что я не боялся, что многие из них видели мое лицо.
— Мастер говорил мне, что он одно время искал себе такого, как ты. Жестокого и беспощадного киллера, которого можно было спустить на любого вампира. Вижу теперь, кого он нашел.
— По мне не скажешь, да? — изобразил смех белый дух.
— Угу, — протянула я. — Тихий, зажатый парень, который пристает к Лорду и навязывается к папаше. При этом задирается к окружающим и не дает отдыха подчиненным. Да я вообще тебя в роли начальника не вижу!
— Фактически… — честно признался дух. — Координировал все группы разведчиков не я. Иногда этим занимался Отец, иногда старшие Помощники Лорда. Разведчики были их глазами и редко были подотчетными. Я же стал лучшим из них, и только Лорд знал, что моей второй работой были убийства.
— Я поняла, — подготавливая новую страницу текста, сказала я.
В это же время где-то далеко прогремел раскатистый низкий гром.
И кто бы мог подумать, что от этого звука белый дух вскочит с места, как ошпаренный, ринется ко мне под левый бок, сжавшись до размера цапли, и зашипит, оскалив длинную пасть с зубастым клювом. Хохолок на его голове встал дыбом широким веером, а когтистые крылья опасливо прижались к телу. По полу нервно зазмеились все три его хвоста.
— Эй! Тише, малыш! Ты чего? — воскликнула я, шарахаясь в сторону, но он лишь плотнее прижался к моим коленям, так что у меня мигом заледенели ноги.
— Этот звук! — сказал он, озлобленно глядя в окно, — Здесь тоже бывает гроза?!
Я недоуменно моргнула.
— А как же. Это такой же живой мир. Как же без дождя?
— Я боюсь грозы с тех пор, как впервые попал под нее, — прошипела клыкастая белая «цапля», мотая тонкими хвостами по сторонам. — И я ненавижу дождь. Почему именно сейчас я должен про него рассказывать!?

Кэрол направлялся в земли Тарэна, Второго клана, когда это произошло. Около трех часов вечером его гнали по лесам огромные волки. Специальный выводок местных вампиров. Отвратительные, но удачно выдрисированные твари, прекрасно отличающие чужеземцев по запаху. Долго стая не нападала на Кэрола, чуя исходящую от него угрозу. Хищники кружили, целенаправленно загоняли жертву к окраине леса, где парню негде было укрыться. А ночь, тем временем приближалась, и небо, потемневшее от грозовых туч, готово было вот-вот разразиться проливным дождем. Кэрол безошибочно научился отличать по запаху это состояние, и ситуация нравилась ему все меньше.
Вампир понимал, что в одиночку с целой стаей огромных, как ишаки, волков ему не справится. Хороших деревьев, на которых можно было пересидеть стаю и скрыться под раскидистой кроной от губительного дождя, в округе не наблюдалось. Тонкие обвислые стебли прогнулись бы и от веса ребенка. В просвете перелеска Кэрол уже отчетливо различал темные силуэты хищников, то и дело ныряющих за валуны и перескакивающих через поваленные деревья и корни.
Но вот закружила в небе вернувшаяся Криста и передала хозяину хорошие новости — в десяти минутах пробежки от леса на поле возвышался заброшенный курган с каменными руинами. Кэрол, не имея в запасе больше никаких вариантов, без раздумий решился на отчаянный бросок и со всего духу кинулся вслед за птицей.
Разозлившаяся стая позади зарычала и ринулась следом, лая не хуже собак и огромными лапами гулко топая по мягкой почве и ломая ветки. Кэрол несся, не оглядываясь. Вот впереди он уже видел окончание лесной полосы. Еще немного, и он выбежал в открытое почти безжизненное поле. Шуршала сухая трава под ногами, клубы пыли и осевшего пепла вздымались позади. Слева, озаряя округу чистейшим белым светом, ярко вспыхнула молния, и мгновенно в барабанные перепонки ударило оглушительным раскатом грома. Кэрол рванул еще быстрее, и в тот момент ему казалось, что он полон сил.
Первая тяжелая капля дождя упала на голову, когда Кэрол был на середине пути. Злобно и отчаянно зарычав, парень вскинул капюшон серого дорожного плаща. Волки давно остались позади в лесу, так и не выйдя в поле, будто остановленные приказом погонщика.
Стена проливного дождя застигла парня, когда он уже видел небольшой лаз внутри кургана. Остатки разрушенных каменных стен торчали из земли, крупные кирпичи разбросанными кучами лежали вокруг. Ястреб Кэрола кинулся вниз, в укрытие под навес из склоненной к земле плите. Из груди Кэрола вырвался крик отчаяния вперемежку с проклятьями, когда он почувствовал, что собственный плащ начал промокать. На спине и плечах началось сильное жжение. В лицо били тяжелые едкие капли. Казалось, что в ливне просто не было просвета и молодого вампира будто окунули с головой в бассейн обжигающе-ледяной воды.
Кэрол поскользнулся на мокрой земле и упал. До щели в кургане оставалось несколько метров, но парень не мог заставить себя оттолкнуться руками и встать. Оголенные мокрые ладони страшно опухли, их невероятно жгло, кожа покраснела и начинала постепенно сползать тонкими слоями. Не было сил даже кричать — любое движение головы отзывалось нестерпимой болью.
Жалобно крикнула из укрытия птица. Потом ее зов повторился еще и еще. Кэрола трясло от боли, но он сумел заставить себя медленно встать на колени и на негнущихся ногах побрести к кургану. Казалось, что болело все тело.
Шаг, другой. Дождь продолжал лить как из ведра.
Парень шел из последних сил, и когда, наконец, дотянул до спасительной расщелины, попросту рухнул внутрь и отполз подальше от редких, залетающих внутрь капель. Нависающая каменная плита над щелью, словно навес и спасала от прямого дождя.
Кэрол лежал на полу, сжавшись, как младенец и не имея сил даже скинуть промокший плащ. Маленькая дыра в земле начинала расширяться чуть глубже и уходить вниз непроглядным туннелем, сложенным из развалин. В том же месте, куда отполз Кэрол, земля над головой нависала так низко, что встать можно было только на четвереньки.
Парня сводило судорогой, как простого человека при сильном морозе. Ожоги не могли быстро зажить, пока он оставался во влажной одежде. Кэрол прекрасно понимал это, но до ужаса боялся, что как только начнет снимать с себя хоть что-то, то вместе с одеждой с него сползет и кожа.
Это был тупик. Чувствуя каждый нерв, каждую мокрую ниточку ткани, парень не мог пошевелиться и насильно заставить свое тело восстанавливаться. Только теперь ему стало по-настоящему страшно за жизнь. Ему оставалось терпеть и ждать. Пока пройдет гроза, пока высохнет его одежда, пока восстановится каждая клетка его организма. И все это время испытывать жжение и дрожать. Сколько на это потребуется времени, Кэрол не знал.
Огромными усилиями он заставил себя поднять руку и убрать с носа мокрую прядь челки. Отстраняя руку, Кэрол увидел на пальцах целый клок прилипших волос, попросту стекших с головы, как с оплавленного воска. В ужасе юноша тихо взвыл, зажмурился и, впервые с детства, принялся молиться.

Гроза закончилась примерно через час, а одежда Кэрола стала подсыхать лишь ближе к утру. Любое даже осторожное движение отзывалось такой мучительно болью, будто он отдирал от себя ткань вместе с въевшимся в нее слоем кожи. За минувшую ночь Кэрол проклял все ни раз за то, что его одежда не была рассчитана на такой ливень. Да и часто ли такие ливни случались в сезон? Раз или два. Невозможно было предугадать такого заранее.
О том, чтобы выйти из расщелины и пойти на охоту восстановить силы — не было и речи. Только к середине дня Кэрол смог перевернуться на другой бок. Воспоминания о ночи в бреду подсказывали парню, что все его мысли были заняты мольбой к матери, Зовом к Отцу и попыткой закрыться сознанием от Лорда. Видимо, если бы у него хватило сил, он бы поднял на уши двоих старших вампиров, а вместе с ними еще половину клана в придачу. Но, спасибо грозе, истощение парня сдержало его инстинктивный крик о помощи.
Криста кружила поблизости весь день. Отлавливая мышей и крупных птиц, ястреб исправно притаскивал добычу обессиленному хозяину и закидывал ее в расщелину. Кэрол, не брезгуя, принимал от верной птицы все подряд и тщательно выпивал их кровь до последней капли.
Ближе к полудню, птица показала Кэролу, что к его кургану осторожно приближалась пара вампиров вейновцев. Достаточно слабых, чтобы легко перехитрить их, но хорошо вооруженных. Парню не оставалось выбора, как еще раз побороться за жизнь. Оттащив свое тело в сторону от щели, он затаился и положил наготове раскладное копье.
Воины вели себя слишком шумно и шли ничуть не скрываясь. Оба причитали о прошедшем ливне, который так же застал их на месте ночного дежурства.
- …Может быть, мы зря идем? – с ленивым недовольством спрашивал первый.
- Тебе так лень пройтись еще десяток метров? – ворчливо звучал голос второго.
- Нет, но ты же знаешь, как часто нам дают ложную тревогу.
- Но это не повод проигнорировать приказ.
- Да кто мог выжить под таким ливнем!
- Погонщик сказал, что вампир убежал в эту сторону. Вот, кстати, в тех руинах он мог спрятаться.
Кэрол непроизвольно напрягся и даже задержал дыхание, чтобы уловить как можно больше звуков. Вот неторопливые шаги развернулись, и тяжелые сапоги захлюпали по влажной почве в направлении расщелины.
- …Если успел добежать. Но вот увидишь, тут его нет, и нам придется идти к лесу и искать на дороге его кости.
Голоса звучали практически рядом со входом. Кэрол задышал ровно и заставил свое сердце биться размеренно. У него не было права на ошибку.
- Если окажешься прав, то с меня десять серебрянников. Если нет…
Первый вампир сунулся в щель как раз в тот момент, когда его собрат удивленно изрек: «смотри, это напоминает следы». Кэрол замер и когда первый вампир уже поворачивался в его сторону, парень молниеносно вскинул руку и нажал на спусковой механизм копья. Острое как бритва лезвие резко вырвалось вперед и насквозь пронзило шею первого вейновца, так что он не успел даже вскрикнуть. Второй, почувствовав неладное, кинулся ему на помощь. Тогда с неба на него камнем рухнула Криста и железной хваткой вцепилась в лицо. В этот момент Кэрол выглянул из расщелины и метко кинул копье в воина, пронзив сердце.
После этого Кэрол вновь расслабился и надолго рухнул без сил. Тяжело дыша и сжимая челюсти, чтобы не кричать, он подполз к первой жертве и принялся пить прямо из открытой раны. Кровь вампира тут же заметно оживила парня и первое, что он сделал — это высунулся на улицу и за ногу затащил тело второго воина в щель.
Парню невероятно повезло, что эти двое были юнцами моложе и слабее него. Кроме того, дисциплина на приграничной территории явно была расшатана донельзя и давно нуждалась в возобновлении. Хотя, пожалуй, дисциплина ныне начинала хромать во всех кланах включая воспитанных в строгости вейновцев. Чего стоит только легкость, с которой Кэрол из года в год проникал на соседние земли и умело прятал себя от окружающих даже под носом. Подумав об этом, Кэрол в улыбке оскалился, ведь именно из-под носа первому вампиру пришелся удар копья.
Второй вампир буквально поставил Кэрола на ноги. Постепенно прошла боль по всему телу, и только резкие движения и растяжка еще давались парню с трудом.
Темный лаз ниже под землю не давал парню покоя. За время своих походов по миру ему уже встречались такие уничтоженные временем строения. Как правило, они обваливались под воздействием стихии, руины врастали в землю, и не проходило века, как место утопало в зелени, и на поверхности образовывался курган. И лишь по счастливой случайности земля могла просесть в этом месте и отрыть проход в утопленное помещение.
Кэрол старался изучать такие руины, потому что однажды ему случилось наткнуться на нечто очень необычное и древнее — дверь в подземную сеть туннелей. И сейчас, подгоняемый интересом, Кэрол вновь встал на четвереньки и полез вглубь прохода, заодно оттащив подальше тела погибших.
Чем дальше вел туннель, тем шире он становился. Выбравшись из узкого лаза, Кэрол нащупал под ногами ведущую вниз лестницу. Встав, наконец, в полный рост в одном из подземных коридоров, парень достал из подсумка осколок люминисцентного кристалла и, подняв над головой, осторожно побрел вниз. В конце лестницы острое зрение вампира позволило разглядеть Кэролу длинное сводчатое помещение с колоннами и нишами в стенах.
Внутри пахло застарелым запахом гнили. Густой и спертый воздух резко бил в нос и вызывал легкое головокружение. Стены и полоток повсюду были покрыты серым слоем запыленной мерзкой паутины и черной пушистой плесенью, где-то далеко в глубине слышались скребки крысиных коготков о каменные полы. От любого шага по помещению разлеталось ватное эхо.
Подойдя к одной из ниш и поднимая кристалл над головой, Кэрол, зажимая нос и борясь с тошнотой, смог разглядеть в ней на постаменте массивный каменный гроб. Парня тут же пробрал по спине холодок и стало не по себе. Отшатнувшись как от прокаженного, Кэрол огляделся внимательней и окончательно убедился, что попал в древнюю крипту, в нишах которой стояли гробы с мемориальными табличкой на постаменте. Должно быть, руины на поверхности являлись остатками давно разрушенного временем собора.
Кэрол испытал приступ резкого желания покинуть это древнее жуткое место. Хоть он и был вампиром и прожил немало лет, но по-прежнему оставался суеверным и крайне не желал тревожить души покойников. Но вдруг его внимание привлек странный символ, выдолбленный на крышке одного гроба. Кэрол неплохо знал историю и встречал раньше подобный крест с концами в виде наконечников стрел. Давным-давно, еще задолго до образования Империи этот знак принадлежал Ордену, могущественной организации, бросившей свои силы на войну против вампиров.
В старейших исторических хрониках описывалась легендарная битва под бывшей великой столицей всего западного побережья. На защиту огромного Арканея были брошены все силы Ордена, но считавшийся неприступным город, был взят за одну ночь и сожжен по приказу Императора. Это поражение Ордена стало последним. После того дня остатки выживших воинов разбрелись по земле и еще долго вампиры преследовали их. Наверняка кому-то удалось спастись, но когда границы Империи были окончательно установлены, об Ордене попытались старательно забыть.
И теперь, узнав, что он попал в крипту заклятых врагов, Кэрол почувствовал себя неловко, будто своим присутствием осквернил эти могилы. Юноша не испытывал особой любви к воинам Ордена, но, изучая прошлое, проникался уважением к идеям людей. Ведь каждый боролся тогда за свою правду, а в устоях и порядках священных рыцарей было даже больше чести и благородства, чем в некоторых нынешних кланах. Кэрол хотел покинуть это место как можно быстрее, но что-то тянуло его внутрь, и парень поддался интересу и, освещая помещение с низким потолком, побрел глубже, раздвигая руками висящую паутину и напряженно прислушиваясь к малейшим шорохам.
Ниши, символы, имена. Ничего не говорящие ему о прошлом. Мужчины, захороненные здесь, были великими воинами, несомненно заслужившими место под сводами собора. Кэрол прошел уже десятки ниш и не нашел ничего, что бы его заинтересовало. Но вдруг…
Крышка одного из гробов была сдвинута в сторону, и он оказался пустым. Кэрол подошел к нему, наклонился к табличке, осторожно смахнул слой пыли и липкой паутины с надписи и ужаснулся. На табличке, ничем не отличающейся от прочих, была выгравирована дата смерти и имя: «Йозеф». Парень от всей души хотел списать это на простое совпадение - мало ли ему встречалось повторяющихся имен. Но на табличке следующего приоткрытого гроба он прочел ту же дату и еще одно знакомое имя: «Паркес». Парень припомнил из старых хроник, что Орден принципиально не сохранял фамилий своих рыцарей, якобы потому что все они возводились в ранг святых и условно считались одной семьей.
Быстрым шагом Кэрол прошел дальше и с замиранием сердца прочел третье имя: «Тарэн». К следующему гробу парень буквально подлетел и, не заботясь о прилипшей к одежде паутине, замер. Как у прочих троих, крышка была немного отодвинута в сторону, внутри виднелась пустота. Волнительно парень протянул дрожащую руку и убрал слой паутины с мемориальной плиты. Табличка была рассечена трещиной, один край вовсе откололся, но текст читался безошибочно.
— Альвин… — шепотом прочитал Кэрол и в испуге вздрогнул от эха собственного голоса.
Этого не может быть, думал парень. Невозможно! Как их имена оказались тут среди рыцарей Ордена, когда сейчас они Великие Лорды? Кто посмел так надругаться над ними и поставить в один ряд с погибшими врагами?!
И тут-то Кэрола осенило.
Имена Лордов не записывали сюда при жизни. Их самих поместили сюда после смерти.
В прошлом великие рыцари Ордена, они были погребены за свои заслуги наравне с командирами и многими другими воинами святой инквизиции под сводами собора. Проходили годы, и их тела оставались тут, пока кто-то не забрал их и не вдохнул жизнь, совершив мощнейший кровавый ритуал.
Кэрол не заметил, как стал мелкими шагами постепенно отступать назад. Ему казалось, что в голове зашептали и застонали отдаленные тихие голоса погибших, и перед глазами, как в тумане, замелькали картины прошлого: высокий длинноволосый мужчина с белой кожей по одному раскрывает гробницы и извлекает на свет серые полуразложившиеся трупы.
В следующий миг Кэрол уже бежал к выходу и, позабыв о боли в мышцах, ползком быстро пробрался по туннелю наверх. Выход из кургана встретил его ярким светом дневного солнца, и парень резко отодвинулся в тень. Отрешенно глядя перед собой, он все еще обдумывал то, что увидел. Если это тайна, то он обязан поговорить с Лордом и сознаться в увиденном. Но если о своем прошлом не знал даже сам Лорд… Кэрол впал в глубокое раздумье о последствиях.

Во время всего оставшегося путешествия Кэрола не покидала мысль о крипте. Он старался как можно быстрее расправиться со своим заданием и вернуться в Нивалис. Убийство одного заказанного разведчика не вызвало особых проблем. Кэрол подкараулил вампира, сидя высоко на дереве, максимально закрыв свои мысли. Тяжелее всего было не издавать ни звука, потому что даже малейший глубокий вздох и слишком громкое биение сердца могло выдать его.
Дождавшись момента, Кэрол спрыгнул сверху на вампира и точным ударом раздвоенного конца копья пригвоздил жертву к земле за шею, а потом надавив со всех сих, отсек вампиру голову. Другим заостренным концом, парень равнодушно пронзил сердце жертве, сделав его возвращение к жизни полностью невозможным.
Испытывал ли он какие-либо эмоции во время своей работы? Скорее нет, чем да. Когда собственное выживание напрямую зависит от убийства другого, то перестаешь жалеть своих жертв. Особенно хладнокровно выполняя приказ. Очень сильное влияние на Кэрола так же оказал сам Энджин, который крайне пренебрежительно относился к вампирам других кланов, считая всех избалованными расточительными живодерами. О том, что в других кланах его считали таким же, он не задумывался.
Но была у Кэрола одна маленькая незаконная прихоть. Каждый раз, оказываясь в землях вейновцев, парень старался посетить одну скромную маленькую деревню на границе двух кланов. И в этот раз парень вновь не удержался от соблазна. Более того, он рискнул не пользоваться глазами птицы, а зайти самому в деревню и побродить по улицам, надеясь на случайную встречу. Кэрол повязал на голову темный платок, спрятал под него белые волосы и кончики заостренных ушей и накинул поверх него капюшон дорожного плаща для уверенности и большей неприметности. В такую прохладную осеннюю погоду парень ничем не отличался от простого немного продрогшего странника, коих в приграничной деревне можно было встречать и раньше.
Пройдя спокойным прогулочным шагом несколько домов, Кэрол остановился в тени одного из них и прислонился к стене, выжидая момента и терпеливо глядя на дверь другого обычного ухоженного домика. Простой и двухэтажный, рассчитанный на небольшую семью, с ухоженным огородом и сизым дымком, поднимающимся над трубой.
В такие моменты Кэролу вспоминалось свое беззаботное детство, когда он возвращался домой и, еще издалека видя клубящийся дым, начинал загадывать какое лакомство приготовила мать на этот раз. Были ли это румяные сладкие булочки, или хрустящий золотистый хлеб. Или его ждал наваристый суп, щедро посыпанный мелко нарезанной зеленью и приправленный снежно белой ложкой густой сметаны. А может быть по случаю праздника его и вовсе ждал мягкий пирог с кусочками рубленного мяса!
Кэрол помотал головой, прогоняя старые больные воспоминания. Ушло это счастье, погибло за одну ночь, разом перечеркнув жизнь. У парня защемило сердце, когда он вспомнил то давно минувшее нападение.
Но вот из одного соседнего огорода вышла веселая голосящая группа ребятишек и направилась вниз по улице. Даже идя вместе, дети продолжали весело смеяться над чем-то и в шутку задираться друг к другу, хлопая по плечам с задорным возгласом: «Теперь ты водишь!» «Нет, ты! Уже не считается!» «А вот и считается».
Потом одна маленькая девочка отошла от остальных и помахала всем рукой.
- Всем пока! Я пойду домой.
- Лерка, ну останься!
- Нет, а то меня опять мама ругать будет.
- Трусиха!
- Кто бы говорил, - бойко ответила девочка, и остальная компания весело с пониманием расхохоталась.
Потом дети свернули за угол, а девочка направилась к дому, который высматривал Кэрол.
Около трех лет парень не заходил в эту деревню и сейчас изумился, узнав, как сильно подросла девочка за это время. У нее были большие голубые глаза, такие же, как у ее матери. Толстая русая коса доставала до поясницы. А сама она была стройная и гибкая как тростинка.
Кэрол выглянул из тени дома и тихо позвал девочку по имени.
- Ой! – вскрикнула она от удивления и застыла на ступеньках. – Кто вы?
- Не бойся, - мягко и с доброй улыбкой сказал Кэрол, снимая капюшон, - Можешь подойти чуть поближе?
- Мама запрещает мне общаться с незнакомцами, - нахмурилась девочка и не сделала ни шага.
- Правильно. Но я старый знакомый твоей мамы, - все таким же приветливым тоном тихо говорил Кэрол. – Я знаю, что ее зовут Миранда, а своего домашнего пса вы в шутку, в кругу семьи, зовете Снежком. Не бойся, я не сойду с этого места, но просто хочу передать тебе одну вещь.
Девочка насторожилась, но сделала несколько шагов навстречу парню. В конце концов, она все еще была на виду у всей улицы, а странный человек не выглядел враждебно. Тем временем Кэрол неторопливо достал из нагрудного кармана своей жилетки маленький сверкающий небесный камень на серебряной цепочке и горошину синего лазурита.
- Вот, держи, - Кэрол положил цепочку с подвеской на землю. – Передай, пожалуйста, это своей маме. А это тебе в подарок, - рядом с цепочкой парень положил горошину. – Но смотри, это очень ценные камешки и пусть они останутся нашим секретом. Хорошо?
У девочки загорелись глаза, когда она увидела мерцающие на свету драгоценности. Было видно, как ей хотелось кинуться и схватить такое сокровище, но своим присутствием Кэрол только мешал и нагонял страха.
А ведь ему так хотелось прижать эту девочку к себе, потрепать ее по волосам и забыться на время, уйдя от бесконечной борьбы за выживание и погрузиться в простые воспоминания о детстве, человеческой жизни и семье.
- И последнее, - Кэрол спрятал с лица печальную улыбку и снял со шнурка на поясе длинное белое перышко своей птицы. – Это тоже тебе. Для коллекции.
Вставив перышко в щель между брусьями дома, Кэрол стал отступать назад в тень, мысленно прощаясь.
- Откуда вы знаете? – с широко распахнутыми от удивления глазами вдруг спросила девочка. – О перьях!
Кэрол остановился, вновь грустно улыбнулся и сказал перед тем, как уйти еще на несколько лет:
- Потому что раньше они были моими.

***

Прибыв в клан, Кэрол первым делом направился к Тавилу. Жил этот добродушный горе-вампир в по-прежнему своем старом доме в человеческом квартале, оборудованным под мастерскую и лабораторию. Двухэтажный каменный особнячок достроили за последние пять лет и внутри почти целиком переделали.
Став вампиром, Тавил не прекратил заниматься своими исследованиями и еще больше углубился в алхимию. Смышленый парень оказался на редкость энергичным, трудолюбивым и любознательным. Как и Кэрол в свое время он большую часть жизни провел в одиночестве, был нелюдим, скромен, но при этом оставался великодушным и открытым к общению.
Говорят, что противоположности притягиваются. И Кэрол не преставал дивиться, как дошло до того, что они с Тавилом стали не разлей вода. Возможно, сначала разведчика мучила совесть за то, что он испортил молодому вампиру зрение. Он стал ему помогать, потом между делом замолвил за него словечко перед Альвином, и Тавил чудом вошел в состав элитных воинов. Формально. Это было нужно, чтобы обеспечить парня постоянной зарплатой, которая потом вся куда-то утекала на кучи книг, материалов и ингредиентов.
Тавил же привязался к Кэролу потому что… с таким же успехом мог привязаться к любому другому, кто бы еще так часто заходил к нему в гости. Просто люди сторонились молодого ученого и считали чудным на голову.
- Эй? Тавил? Ты тут? – позвал Кэрол, заходя в дом.
Со второго этажа донесся звон упавшей металлической посудины.
- Понял, я не вовремя, - ответил Кэрол и собрался уходить.
- Стой! Погоди! Я сейчас! – раздались натужные выкрики сверху.
Кэрол пожал плечами и зашел в дом. Переступив через стоящий посреди коридора ящик, парень деловито прошел на кухню и привычно сел за стол. Как всегда столешница была заставлена фантастической формы агрегатами, стеклянными колбами и склянками, соединенными воедино переплетением тонких шлангов и спиралевидных трубок. Кэрол не помнил, чтобы этот чудо-аппарат когда-то простаивал без дела. Всегда в нем что-то бурлило и перетекало, иногда едко дымя и порой опасно разбрасываясь искрами от газовой горелки.
Через минуту по лестнице бодро сбежал и сам хозяин дома. На ходу стащив с рук толстые ватные перчатки и откинув их на стол, Тавил задрал на лоб свои рабочие круглые очки на резиновом ремешке и, стоило Кэролу только встать со стула, как молодой вампир сгреб разведчика в охапку и до хруста обнял его за плечи.
- Давно ж не виделись, старина, - радостно воскликнул Тавил. – Где пропадал все это время? Принес мне что-нибудь интересное?
- Еще как принес, - улыбнулся не менее сияющий от столь теплого приема Кэрол. – И почти как по заказу.
Тавил в предвкушении потер руками, а Кэрол стал рыться в своем дорожном подсумке на поясе.
- Знаешь, мне было так легко вычислить этого торговца, - говорил попутно разведчик. – От его телеги разило за полкилометра. Это ж сколько надо было ему самому скурить, чтобы я его почуял. Проклятье, да, где же оно?... Ах вот!
Кэрол выудил из сумки небольшой тканевый мешочек, плотно завязанный кожаным жгутом, и протянул его Тавилу.
- И еще этот индивидуум пытался долго доказать мне, что не везет с собой товара, - ухмылялся разведчик, пока его друг развязывал жгут. – Ха! Как же. Я то я думаю, чего он побелел, как мел и заикаться начал. Короче, товар перепал мне как пошлина за проезд. Думаю, что я отловлю его через месяц на обратном пути и еще раз «поговорю по душам».
Тавил, наконец, справился с завязками и отсыпал на ладонь немного содержимого. Им оказались мелко порубленные сушеные листья грязно зеленого цвета и отдающие сладковатым ароматом.
- Ого! Высший сорт, - протянул Тавил, блаженно вдыхая запах. – В самый раз для моего последнего опыта.
- Я рад, что подошло, - сухо сказал Кэрол, натянуто улыбаясь.
- Кстати о нем! – вспомнил Тавил. – А ну, поди сюда.
Молодой вампир поманил разведчика к одному шкафчику и, достав оттуда странный, плотно запечатанный металлический графин, протянул посудину Кэролу.
- Выпей, - приказным, но хитрым тоном сказал Тавил.
- Что это? – подозрительно уставился на графин Кэрол.
- Просто глотни разок. Тебе понравился, - лукаво прищурившись, ответил ученый, еще протягивая графин другу. – Я тебя хоть раз отравил?
- Было дело, - пробурчал Кэрол, однако принимая посудину.
- Тот раз не считается, - отмахнулся Тавил. – Не надо было без спроса есть мои ингредиенты.
- Так а кто в хлебнице в бутылке из под вина с надписью «сахар» хранит цианид калия? Я что ли? – язвительно заметил Кэрол.
Ученый зарделся и почесал затылок.
- Это было для конспирации от таких как ты, мелких ворюг, - выкрутился Тавил, а потом бодро рявкнул. – Пей давай!
Кэрол обалдел от наглости, но поднес графин ко рту и, не сводя подозрительного взгляда с хитрющих глаз молодого вампира, сделал один большой глоток.
Язык обожгло словно перцем, а в нос ударило резким запахом тухлятины и пробродившей настойки травы. Жжение ощутимо прокралось по всему пищеводу и, провалившись в желудок, мигом попросилось обратно. Выкатив глаза от такой бури ощущений, Кэрол плотно зажал рот рукой и аж согнулся, противясь порывам организма избавиться от невнятной каши. Тавил жизнерадостно хохотал, глядя на эту картину.
- Ты что за бурду мне всунул!? – маша рукой на обожженный язык, спросил ошалело Кэрол.
- Сам ты бурда! – заявил Тавил. – А это новый тонизирующий отвар! Чувствуешь прилив сил и энергии?
- Я чувствую прилив этой гадости обратно!
- Погоди, - Тавил поднял указательный палец. – Еще секунд десять потерпи и пройдет.
- Садист, - мучительно прохрипел Кэрол, плюхнувшись на стул и схватившись за живот.
Как ни странно, неприятные ощущения начали пропадать, жжение становилось слабее, а тухлый привкус во рту и вовсе стал приятно сладковатым. Обещанного прилива сил Кэрол не почувствовал, но бодрости этот отвар в нем прибавил. Да и рвения гнаться дальше за подвигами.
- Я подкорректирую эффект, поработаю над вкусом и скоро мы получим достойную замену крови, - торжественно с пафосом заявил Тавил, убирая графин обратно в ящик. – И как раз для этого состава мне и нужны были те волшебные листья, так популярные у людей.
- Я слышал у людей они вызывают галлюцинации, - вставил свое Кэрол.
- Так то у людей, а нам добавляют сил и ускоряют регенерацию. Я все просчитал! Оно получится, - сказал вдохновлено Тавил, положа руки на плечи Кэролу и чуть наклонившись к нему. – Ух ты, а расширение зрачков это что-то новое…
- Тебя не надоело меня исследовать? – взмолился Кэрол, отстраняясь от вампира.
- Ты можешь предложить мне другого смельчака? – иронично заметил ученый.
- Да, один я такой дурак-экспериментатор, - рассмеялся разведчик. – Кстати, скажи мне, Лорд сейчас один? К нему не приезжал никто из братьев?
- Нет, никто не заезжал, - ответил Тавил уже спокойным тоном и, взглянув на агрегат на столе, убавил огонь в горелке и открыл пару клапанов в большом сосуде. – Но, похоже, скоро у нас соберутся целые делегации других кланов. Мастер объявил о подготовке Арены для турнира. Эта декада выпала на нас.
- Как скоро?
- Через месяц примерно.
- У меня есть о чем поговорить с Мастером. Не очень приятные новости, - сказал мрачным голосом Кэрол.
- Я думаю, что проблем не возникнет. Сейчас он в хорошем расположении духа, - поразмыслил Тавил, почесав переносицу.
- Но вот стоит ли ему портить это настроение… - задумался вновь Кэрол.

- Ты все-таки поговорил с ним о том, что видел? – сделала я вывод.
- К сожалению да, - приуныл парень. - Я выбрал момент и рассказал о древней крипте.
- А как отреагировал он? Ты поверг его в шок? – равнодушно спросила я, уже представляя себя на месте Лорда.
- Нет. Моя новость удивила его едва лишь. Он знал, из кого был создан, и предполагал, что в прошлом его тело сохранили в хороших условиях. Лишь с некоторой горечью он отнесся к тому, что раньше был воином Ордена. Не потому что теперь стал вампиром, а потому что у него не было выбора. Лорд рассказал мне о том, как все было на самом деле, - белый дух вновь принял человеческий облик и подошел к окну. - Помнишь, я говорил, что от меня долгое время скрывали тайну Императора? Это имя было покрыто завесой мрака, о нем не принято было говорить вслух. Отец утаивал от меня любую информацию, а я послушно не спрашивал, дожидаясь момента. И в тот раз я дождался. Лорд рассказал мне многое, и я стал понимать, кто такой Император, и почему его так боялся даже сам Альвин.
- Так почему же? – спросила я, жаждя продолжения.
- Мастер, - вместо ответа позвал белый дух, глядя куда-то мне за спину. - Покажи ей то, что однажды дал увидеть мне.
Неожиданно из-за моей спины высунулось огромное черное крыло и лениво потянувшись, сложилось опять. И как он умудрился так незаметно для меня просидеть все это время?!
- Интересные вы вещи просите, дети, - низким и ровным тембром предостерегающе ответил черный.
- Это для твоего же блага, - попросил младший.- Люди должны понять, почему ты захотел поступить _так_.
- Как поступить? – я непонимающе перевела взгляд с одного на другого.
Мастер ответил спокойно и несколько строго, будто мы потревожили его отдых и заставили вспомнить о чем-то неприятном.
- Мой друг просит объяснить меня, почему спустя столетия, проведенные в спокойствии и благоприятной обстановке, я все же однажды замыслил убить Своего Императора.

запись создана: 21.05.2012 в 19:29

@темы: Тиамонд

Комментарии
2012-06-25 в 16:04 

Liziel
Volentum ducunt fata
поправила ошибки, добавила последние два кусочка в главу. смотреть после слов о перьях "Потому что раньше они были моими"

2012-06-26 в 13:09 

Суорун Эде
Дорога возникает под ногами идущего (с).
Учту))

   

Дива Дивные миров Колеса Судьбы

главная